О чем грустит туевая роща

Много-много лет назад, в позапрошлом веке, в одном маленьком селе Стеньшино случился переполох.

Таинственный обоз

По главной дороге, поднимая мутные фонтанчики, заскрипели телеги. Везли их красивые белые лошади с седыми гривами. Сытые бока в серых яблоках покачивались как ладьи на волнах. Что же так поразило крестьян, которые выскочили из своих изб посмотреть? Бабы провожали взглядом еле крутящиеся от налипшей жирной земли колеса, а веселые мальчишки бежали по обочине, стараясь заглянуть сверху, ну что там, в этих чудных аккуратных ящичках. Все гадали и думали, а кони стали заворачивать на барский двор. Ворота захлопнулись.

Хозяин был большой любитель растений. У него уже был целый парк с еловыми и липовыми аллеями. Купец с удовольствием оглядывал короба, когда слуги стали не торопясь разгружать обоз. Весь груз бережно перенесли в зимний сад, там открыли таинственные коробки. Оказалось, что доставили маленькие деревца – туи. Расставили саженцы в горшочках вдоль стен и окон, полили и просмотрели внимательно каждый – не сломался ли какой. Чем же так приглянулась туя богатому купцу, который не любил зря тратить свои денежки, а тут раскошелился?

Оказывается, туя – дерево очень интересное и полезное. Хитрый купец из Лебедяни прекрасно знал об этом. Маленькие беззащитные саженцы в горшочках, которые ждали весны, лет через 10 вытянутся до 10 – 12 м высотой. Ведь туя западная за год может вырасти на 5 -7 см. Да и то, если растение будет себя хорошо чувствовать. Это, конечно же, очень медленно для большого дерева. Обычная сосна растет намного быстрее, на целых 60 см за год! Западная красавица за свою жизнь может вырасти до 20, а то и 23 м, почти с девятиэтажку! А еще, пока деревья живые и дышат, они выделяют очень полезные фитонциды. Вредные микробы от них погибают и поэтому воздух вокруг этих деревьев очень полезен людям. У больных дела идут на поправку, а здоровые набираются бодрости и сил. Никогда еще в этих краях, да и в других местах России тую не выращивали в таком количестве на открытом пространстве, в дикой природе.

Как сажали рощу

Миновали суровые снегопады и трескучие морозы 1904 г, и в Стеньшино ворвалась шумная и улыбчивая весна. Загалдели птицы, засияло солнце, показала свои цветочные желтые глазки мать-и-мачеха. Она просигналила:

— Пора, пора! Землица прогрелась! Сейте! Сажайте!

И работа в селе закипела. Созвал хозяин двора всех слуг и работников, велев взять лопаты и грабли. Собрались стеньшинцы. Вышел купец Шатилов на крыльцо, повел суровым взглядом над толпой и сказал:

— Сегодня мы начинаем благое дело. За парком будем сажать деревья. Вернее саженцы. Их много. Они не простые и, если приживутся, то у нас будет расти единственная на Руси матушке туевая роща. Саженцы дорогие, заморские. Ехали к нам долго из самой Канады. Сначала по морю-океану. Потом исколесили сто дорог. Но вот они прибыли и останутся в нашем селе. Будьте осторожны, не трясите, сажайте сразу с комом. Ну, а кто сломает, не обессудьте… Штраф! А может и выпорю!

Хоть и пороть в то время уже крестьян было нельзя, но купец был суров и мог наказать нерадивых.

В урочище дубравы разметили участок под посадку. Да не просто участок отвели для зеленых малышей. Нет, для них приготовили уголок, как уютную колыбельку, который окружали другие деревья: дрожащие осинки, клены с листвой пятипалой, душистая пихта, сосны, бузина. Они должны были усмирять холодные ветры, греть юных красавиц в трескучие морозы. Не было тогда ни могучих тракторов, ни специальных машин, чтобы копать ямы быстро и равномерно. Все делали люди вручную. И площадки расчищали, и намечали ровные рядки. Так в ямки на расстоянии 1м и сажали деревца. Между рядами же было пространство в 2,5 м, чтобы подросшая туя могла в будущем раскинуть свою крону, пусть и не очень пышную.

Каждое деревцо было в небольшом горшочке, из которого его бережно доставали вместе с землей. В готовую ямку опускали заморскую неженку и присыпали, чтобы на поверхности остался только ствол толщиною с детский пальчик и маленькая крона с невиданными узорами закругленной хвои.

Работа шла дружно, громко смеялись над неумехами. Над зеленеющими полями разливались волнами протяжные песни. Только иногда управляющий зорким глазом окидывал взглядом маленькие похожие на нежные елочки деревца и думал: “Чудит барин, денег, что ли деть некуда?”

Счастливые времена

Не только люди помогали сохранять молодые посадки. Сама русская природа взяла рощицу иностранку под свою опеку. Бойкие птицы часто несли в клювиках ягодки, пролетая, роняли ежевички, калину и гроздья рябины на землю. Не пропадал такой подарочек! Семена быстро прорастали, укоренялись, появлялись посадки (самосев). И вот уже на пути ледяных ветров и морозов вставали живым щитом новые деревья и кустарники. Рощица была надежно укрыта.

Крошечные туи были одна к одной, ровненькие, с зелеными плоскими чешуйками вместо привычных острых иголок. Плоские чешуйки-хвоинки смешные, с булавочную головку. Зимой они темнели, становились чуть рыжеватыми, но как только приходила весна, крона опять зеленела, и каждая веточка по цвету напоминала спинку изумрудного лягушонка. Когда туя подрастала, то каждые 2-3 года появлялись смешные голубые шишечки. Они не больше двух клеточек в ученической тетрадке. Созревая, могут дать семена для новых растений.

За туевой рощицей ухаживали как за маленьким ребенком. Поили чистой водой из веселого ручья, укутывали в холода золотыми соломенными шубками и даже купали в жаркое лето, поливая каждую из ведра через сито. Леек-то у крестьян не было, поэтому, чтобы деревцу устроить душ, воду лили через приспособление с мелкими дырочками. И деревца росли, радовались жизни, протягивали зеленые ладошки к солнцу, приглашали к себе неугомонных пташек, посидеть на теплых, чуть шершавых ветках. Прилетали к туям и пестрые сороки, и черные дрозды. Вили свои гнездышки неприметные с виду соловьи. Даже пестрая кукушка частенько сидела на верхушках, высматривая чужие гнезда. Ночью царствовали совы. Несли свой дозор, бесшумно летая между коричневыми стволами, охотясь на зазевавшихся грызунов.

Выросли канадские красавицы стройные, высокие. Плавно кивали проплывающим важным облакам и слали привет на родину, в дальнюю страну. Ах-ах… Как хороша жизнь! Как красиво кругом! Мы счастливы… Мы счастливы… Даже свирепый ветер растрепа , долетая до рощицы, вдруг добрел, становился ласковым ветерком и пробегая между бархатными стволами, только шуршал легкими ленточками коры, которая с годами у туй начинает отслаивается.

Жила туевая роща своей жизнью. Частенько к ней наведывались разные гости, то кабаниха приведет своих деток полосатиков к ручью попить, нароют кругом земли, в траве поваляются и бегом дальше, вертя хвостиками. То серенький разбойник канюк присядет на ветку передохнуть, отправляясь за добычей в ближайшую деревню. Даже пугливые косули заходили в тенек, чтобы отдохнуть в волшебной прохладе у бодрого ручья. Сквозь ежевичные кусты и заросли бересклета продирался одинокий лось. Чесал свои косматые бока о ровные стволы и вновь пропадал в зарослях.

Иногда приходили люди. Радостно было деревьям, когда длиннокосые девчонки бегали, аукая, по весне собирая сказочно белоснежные ландыши. Частенько, играя в казаков-разбойников, прятались друг от друга за шершавыми стволами сельские ребятишки с палками-ружьями на перевес.

Бывали и взрослые, но редко. Зимней порой хмурый охотник шел на широких лыжах по кабаньим следам, искал лежки зверя. В хорошую погоду хозяин с дамой прогуливался по тропке, осматривал строго опавшие сухие веточки. Веткопад у туи бывает раз в три года. А однажды посетил ее странный человек. Он долго переходил от одного дерева к другому, поглаживая теплые стволы мозолистой ладонью. Затем стал уходить, попил чистейшей ручейной водички, зачерпнув ее в сложенную из рук лодочку. Смахнул сверкающие капли и низко поклонился. Не знала роща, что с ней приходили прощаться. С ней, со своим детством , с родиной. Уезжал человек далеко-далеко… был это ни кто иной, как Александр Николаевич Лодыгин – русский изобретатель множества интересных вещей, связанных с электричеством. Больше он сюда не возвращался.

Тяжелые перемены

Прошло много лет счастливой жизни и однажды все как-то переменилось. Не стало купца, любителя экзотов, уехал, бросил имение. Пришли крестьяне, дети тех, кто когда-то растил зеленых малюток. Только несли они пилы и топоры. Хватил один из них по ближайшему стволу. Охнула туя, пронеслась дрожь по всем деревьям.

— Нет, не годится под стройку, — крикнул дед остальным. — Давай в сосны!

Ушли люди из рощи в парк, где еще дедушка изобретателя высадил много лет назад и дубы, и пихты европейские, и сосны разных видов, и необычные для этих мест разлапистые ели.

Долго еще слышала замершая роща, как совсем недалеко, гибли ее зеленые соседи. Падая, деревья ухали от боли, и птицы разлетались. Прощально кричали о чем-то своим разоренным гнездам и пропавшим птенцам. Так закончилась самая счастливая пора в жизни туевой рощи. Спасло ее в те трудные времена только людское невежество. Не знали, что древесина у туи чудесная. Сначала она очень мягкая, на ней даже можно вырезать узоры. Не до них было жадным лесорубам. Им нужны были дрова, а туя плохо горит. Им нужен был материал для стройки, а свежие напиленные туевые доски для этого не годятся. У туи свой секрет – станет она твердой как железо, если несколько лет побудет в воде, и при этом после сушки приобретет необычную легкость. Да к тому же, чудо дерево не боится дыма и газа.

Давно нет купца из города Лебедянь, любителя природы, прикупившего себе богатые земли у сельца Стеньшино. Никто бы его сегодня и не вспомнил, если бы не посадил он в начале 20 в необычную рощу, не заботился и не берег ее. Крестьяне успели побывать колхозниками. Многие из разудалых ребят не вернулись с Великой Отечественной войны. Длиннокосые девчушки стали бабушками да прабабушками, а туи продолжали жить. Забредали порой одинокие грибники да любители покуролесить. Некоторые даже вырезали ножиками свои имена на стволах, не думая о том, что люди, видя шрамы на теле дерева в виде имени, будут говорить: “Какой же ты дурак, Гена!” Есть там такая надпись “гена”, оставленная каким-то глупцом.

Ботанический памятник природы

По-настоящему вспомнили люди об уникальной роще в 1964 году. Пришли молодые, веселые, энергичные. Стали считать стволы. Каждому дереву – свой номерок. Оказалось, что их 720 штук. Было решено рощу взять под защиту, и 6 декабря 1979 г туевая роща в с. Стеньшино Тамбовской области стала считаться ботаническим памятником природы. Это такая природная территория, на которой находится редкий объект, роща, лес, а может и просто одно дерево и даже кустарник, который ценен для науки или связан с каким-то важным историческим событием. Возможно, гениальный писатель думал под деревом о своей новой книге или славный полководец решал задачу, как изгнать врага. Иногда ботаническим памятником природы становятся очень древние или же необыкновенно красивые растения. В нашей стране ботанических памятников не так уж и много, около 9 тысяч, и все они под охраной закона. Впервые придумал понятие “памятник природы” немецкий комиссар по охране природы Г. Конвенц в конце 19 в. У нас в стране их стали создавать чуть позже – в 20 в с 20-х годов.

После того, как туевая роща была признана природным памятником, у нее появился свой паспорт, да-да не удивляйтесь, и находится она под охраной государства. В дальнейшем уже никто не может безнаказанно губить деревья и безобразничать. Даже у узкой и неприметной тропы, что ведет в глубь к туям, когда-то вбили в землю скромный железный щит, где говорится: “Ботанический памятник природы. Туевая роща. Сажали крестьяне купца Шатилова. 1904.” Правда, надпись сделана масляной краской неумелой рукой, но с большим старанием. Стоит этот щит до сих пор, как короткое, но очень важное письмо из прошлого.

Туевая роща сегодня

Так почему же грустит туевая роща? Печально, но с каждым годом деревьев все меньше. В 1987 г осталось уже 602 дерева. Все чаще повреждаются деревья морозами, хоть и удалось им пережить сильные холода в 1955-1956 гг. и в 1966-67 гг. Устояла часть рощи и в сильную засуху 1972 года.

Но сегодня у туевой рощи беда. Верхушки скалываются, расщепляются, а некоторые туи даже падают. Не потому, что их губят люди, а из-за расположенного совсем недалеко Липецкого водохранилища. Высокий уровень грунтовых вод портит корни, они из-за сильной влаги начинают гнить.

Роща очень нуждается в помощи человека. Она стареет, как считают ученые, туи живут около 120 лет. Но даже, если это так, хотелось бы, чтобы деревья, перед которыми пронеслась целая эпоха, как можно дольше оставалась на земле. Чтобы ходили туда люди, гладили ладонями теплые стволы, дышали чистым воздухом и радовались жизни. Пусть дети растут такими же стойкими и красивыми, как туевая роща.

Рассказ — участник литературного конкурса детских рассказов в номинации «Познавательные тексты» 2016 г издательства «Настя и Никита».

Яндекс.Метрика

© 2017 Э. Чембулатова